Поэзия/Александр Кармайкл/Благословение дарами
Александр Кармайкл
Благословение дарами

Источник: "Carmina Gadelica" ("Гэльские песни") Александра Кармайкла
Перевод: Анна Блейз (с)

Лицензия Creative Commons
Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.

Дункан Маклеллан, арендатор из Карнана (Саут-Уист[1]), услышал это стихотворение от Кэтрин Маколей в начале [XIX] века. Когда с восточной стороны Саут-Уиста выселяли арендаторов, многие из тех, кто был стар или немощен, не смогли уехать и оказались без крыши над головой и без приюта. Они скитались с места на место, кое-как перебиваясь с помощью арендаторов, оставшихся на западной стороне острова.

Одной из этих несчастных была Кэтрин Маколей. Ее родные отправились на Кейп-Бретон[2]. Сама она была родом из деревушки Мол-а-деас, по соседству с Коррадейлом, где несколько недель прожил принц Чарльз, скрывавшийся на Саут-Уисте после битвы при Куллодене. Кэтрин Маколей видела принца несколько раз и могла немало припомнить и о нем самом, и о том, как он держался среди местных жителей, изо всех сил старавшихся приободрить его в час нужды и защищавших его до последнего, даже под угрозой суровой кары.

Кэтрин Маколей была одаренной рассказчицей и, к тому же, чудесно памятливой на старые сказки и песни, заговоры, заклинания и устные истории и предания самого разного рода. Она ходила от дома к дому, из деревни в деревню, и повсюду ее встречали с сердечным радушием. Где-то она задерживалась надолго, где-то — не слишком: зависело от того, какая стояла погода, насколько людной была деревня и сколько времени могли уделить местные ее рассказам. Воспоминания Дункана Маклеллана о Кэтрин Маколей, о людях, которые вечер за вечером и неделя за неделей собирались послушать ее в доме его отца, а потом обсуждали услышанное, правдоподобны и поучительны. Сам он тогда был еще ребенком и мало что понимал, но впоследствии не раз пытался припомнить ее рассказы и был убежден, что Кэтрин говорила о диких поверьях и обычаях, которых держался его народ когда-то давным-давно — а может быть, и совсем недавно. Многие поэмы и предания были длинными и запутанными, и Дункан вспоминал их только урывками: они всплывали у него в голове, когда он лежал по ночам без сна и размышлял о прошлом и настоящем и о том, как сильно все переменилось уже на его веку. 

Варианты этого стихотворения мне доводилось слышать и на других островах, и на большой земле, а в ноябре 1888 года Джон Грегорсон Кэмпбелл, священник с острова Тири[3], прислал мне отрывок, записанный там же со слов Маргарет Макдональд. Таким образом, можно сделать вывод, что стихотворение это широко известно. На Тири оно адресовалось мальчикам и девочкам, на Уисте — юношам и девушкам. Сочинили его, вероятно, для девушки, выходящей замуж. Словосочетание eala dhonn — «бурый лебедь», то есть еще не белый, — позволяет предположить, что девушка была совсем юной.

Омываю ладони твои
Ливнем вина,
Огнем очищенья[4],
Семью стихиями[5],
Соком малины,
Медовым млеком, —
Мил и светел твой лик!

Наделяю тебя дарами —
Девять чистых, лучших даров:
Дар красоты лица[6],
Голоса дар,
Дар удачи[7];
Щедрости дар,
Дар красноречия,
Мудрости дар;
Дар доброты,
Чести высокий дар,
Дар красоты души.

Темен твой городок,
Люди его темны,
Бурым лебедем[8] ты
Между ними плывешь.
Сердца их — во власти твоей,
Под пятою твоей — языки,
Обидного слова тебе
Не скажет никто.

Ты — тенистое дерево в полдень.
Ты — убежище в зимнюю стужу.
Ты — глаза для слепца.
Ты — для странника посох.
Ты — остров в безбрежном море.
Ты — крепость среди равнины.
Ты — колодец в пустыне.
Ты — исцеленье болящим.

Для тебя — все искусства Жены-из-Сидов[9],
Для тебя — добродетели мирной Бригид,
Для тебя — вера кроткой Марии,
Для тебя — утонченность гречанки[10],
Для тебя — красота несравненной Эмер[11],
Для тебя — пленительной Дартулы[12] нежность,
Для тебя — отвага могучей Мэйв[13],
Для тебя — волшебство песнопений самой Бинни-Бьяул[14].

Ты — всё, что несет отраду.
Ты — свет золотого солнца.
Ты — двери гостеприимства.
Ты — луч звезды путеводной.
Ты — бег оленя по склону,
Ты — бег коня по равнине,
Ты — лебедь, скользящий по водам,
Ты — красота всего, что желает сердце.

Прекрасный образ Господень —
Чистый твой лик.
Образ прекраснее всех,
Что знала земля.

Для тебя — лучший час дня и ночи.
Для тебя — лучший день на неделе.
Для тебя — нет прекрасней недели в году.
Для тебя — нет прекрасней года под властью Божьего Сына.

Петр пришел, и Павел пришел,
Иаков пришел, Иоанн пришел,
Муриил и Мария-Дева пришли,
Уриил-благодетель пришел,
Ариил с красотою младой пришел[15],
Гавриил, лицезревший Деву, пришел,
Рафаил, князь отважных, пришел,
Михаил, предводитель воинств, пришел.
Иисус Христос милосердный пришел,
Дух, вожатай верный, пришел,
Царь царей пришел, всем глава, —
Все пришли тебя одарить любовью,
Все пришли тебя одарить любовью.


[1] Саут-Уист — остров в архипелаге Внешние Гебриды (Шотландия).

[2] Кейп-Бретон — остров в канадской провинции Новая Шотландия.

[3] Тири — остров в архипелаге Внутренние Гебриды (Шотландия).

[4] Liu nan lasa, (букв. «вода пламени»): очистительное пламя. Возможно, подразумевается некий обряд. — Здесь и далее примечания Александра Кармайкла.

[5] Seachda siona, «семь стихий»: поверхностное значение этой фразы понятно; неясно, однако, что за этим стоит. Sion, sianзначит «стихия». Можно предположить, что в такой конструкции seachda siona, «семь стихий», — это огонь, воздух, земля, вода, снег и ветер (или, быть может, молния). Семь — одно из священных чисел, часто встречающееся в гэльских стихах, пословицах и поговорках. <…> [Оно] выражает совершенство, завершенность, как в словосочетаниях seachd sgith («усталый донельзя»), seachd searbh («высшая степень горя»), seachdsath («полное насыщение»). Поэтому оно используется в таких выражениях, как seachd beannach dort («семь благословений на тебя»), seachd mallach dort («семь проклятий на тебя»), seachd seacharain seil gort(«чтоб тебе семь раз заблудиться на охоте»), seachd gloir («семь блаженств»), seachd deamhain («семь чертей»), seachd sagairt («семь священников»), seachd sitheach («семь сидов»).

[6] Cruth, букв. «форма, облик, симметрия». Шотландцы в старину высоко ценили красоту не только в женщине, но и в мужчине. Они говорили, что от отца ребенку достается телесный облик, а от матери — разум.

[7] Rath, «удача, успех, благоденствие». Это слово встречается во многих народных присказках и пословицах <…> Входя в дом, где живут люди, человек призывает мир и благоденствие на само жилище и его обитателей. Входя же в дом волшебного народа, человек призывает на жилище и его обитателей раздор и смятение: «Rath gun ealdhain air an treubh, / Rath gun ruth, gun fheart, gun fheum» («Удача без искусства — на это племя, / Удача без плодовитости, без достоинства, без пользы»). Если человек входит в дом волшебного народа, он втыкает в притолоку или в угол дверного проема нож, гвоздь или какой-нибудь кусок железа, чтобы уйти невредимым: фэйри не смогут пуститься за ним в погоню — против железа они бессильны.

Производные слова от rath — rathail («зажиточный; смышленый»); rathach («удачливый, предприимчивый, преуспевающий»). Rath употребляется и как суффикс — например, cuilidh rath, «закрома удачи», «кладовая удачи», то есть океан. Еще одно название океана — Cuilidh Mhoire, «кладовая Марии». Currachd rath, «счастливая шапка», или«счастливый колпак»,  — название«сорочки», то есть плодной оболочки, которая иногда покрывает голову новорожденного. В Шотландии такие «сорочки» ценились очень высоко. Спрос на них по сей день сохраняется в Англии, Ирландии и некоторых других странах, в основном среди моряков, которые почитают «сорочку» за талисман, спасающий от убийц на суше и от утопления в море. Цены на нее колеблются от двух до двадцати фунтов, судя по тому, насколько обеспечен — или насколько доверчив — покупатель.

Сэра Дункана Кэмпбелла с озера Лох-Эйв, отбившего замок Килхурн (Caisteal Caol-chuirn) у Макгрегоров, прозывали «Черным Дунканом в сорочке» (Donnchadh Dubh churraichd), потому что он родился с такой пленкой на голове. Говорят, сэр Дункан в полной мере оправдал поверье о «счастливом колпаке» (currachd rath).

[8]eala-dhonn— «бурый лебедь, лебеденок». На Западных островах ни одной перелетной птице не радуются так, как лебедю. Его размеры, его красота, его таинственное и жалобное пение придают ему в глазах народа полусвященный характер. Любопытно наблюдать, как лебеди кормятся, а между ними снуют разного рода уточки, чаще всего чирки, деловито подбирая мелкую живность и крошки съестного из воды, взбаламученной лебедями. Лебеди не обращают внимания на уток и держатся с величавым равнодушием, даже когда утки проплывают у них прямо под клювом.

[9] Mnatha-sithe, женщина из волшебного народа. Это Фанн [Фанд], королева эльфов, владычица кельтского Иного мира. Здесь она упоминается в связи со старинной гэльской сагой «Болезнь Кухулина». Она олицетворяет искусство.

[10] Mnatha Greuig, гречанка, Пенелопа, олицетворение утонченности.  Вариант: «Minealas na mnatha sith / Finealas na mnatha Greuig» («Нежность жены из сидов, / Утонченность гречанки»).

[11] Eimir, Эмер, жена Кухулина. Олицетворение красоты в гэльских преданиях.

[12] Dearshul, Дартула, жена Найси, олицетворение любви. Многие места в горной Шотландии носят имя этой красавицы.

[Дартула — шотландский эквивалент Дейрдре, героини ирландской саги «Изгнание сыновей Уснеха». Ей посвящена одноименная поэма из цикла «Поэмы Оссиана» Дж. Макферсона. — Примеч. перев.]

[13]  Meabh, Мэйв (Медб, Маб) — королева Коннахта, жена Айлиля. Она жила в Рат-Круахане (крепости Круахан) и послужила причиной событий, описанных в саге «Похищение быка из Куальнге». Мэйв олицетворяет храбрость.

[14] Binne-bheul («уста напевов») — персонаж гэльского предания. Говорят, когда Бинни-Бьяул начинала петь, все замирали и слушали ее — и птицы небесные, и полевые звери, и рыбы морские. В других сказаниях чудесная певица зовется Биле-Бинн — «певучие уста».

[15] Airil, ангел Ариил(Ариэль). В народе его называют «Ариилом юности» (Airil nan og), «Прекрасным Ариилом юности» (Airil ail nan og) и прочими ласковыми именами. Те, кому он покровительствовал, обретали вечную юность и вечную красоту. Кроме того, Ариила именуют «городом Иуды», «силой Божьей» и «Божьим львом». 

назад